?

Log in

No account? Create an account

hasisin


hasisin

Поразительно, насколько правым становишься с годами (с) Father Ted


Previous Entry Share Next Entry
Протопи ты мне баньку по-белому…
hasisin
«Мерседес» уходит от погони

О Евдокимове говорить и просто, и сложно. Просто – потому что фигура не противоречивая. Русский человек, русский мужик, сибиряк. И как жаль, что погиб таким молодым. 47 лет, разве ж это возраст. И все понимают, что такое имеется в виду, когда говорят: Михаил Евдокимов. Что-то свое и родное. «Такой твой парень больше не живет» - это Высоцкий о Шукшине. Теперь вот и о Евдокимове.
Он сам для себя двух этих людей выбрал как традицию, направление. Сам ее продолжил – рваной жизнью, ранней смертью. Вот с ними бы и сравнивать, а не с покойным Александром Ивановичем Лебедем, как многие поторопились сделать. Евдокимов для русской культуры сделал, положим, несравнимо меньше двух этих гениев. Но на то они и гении. Он просто – БЫЛ.
А сложность в том, что был он не один и не сам по себе, что жил он во время, которое по злокачественности сильно превосходит брежневский застой, и по законам этого времени. И вот такую судьбу русского человека наблюдая, спасибо скажешь ранней смерти Шукшина и Высоцкого – хорошо, что не дожили. Ни до съезда народных депутатов, ни до любых демократических выборов, ни до всего того, что было после. Какие они счастливые.

Версия диверсии

Любимой песней Высоцкого у Евдокимова была «Баллада о правде и лжи». «И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью – баба как баба, чего ее ради радеть? Разницы нет никакой между правдой и ложью – если, конечно, и ту, и другую раздеть».
Разницы нет никакой… Разумеется, сейчас активно обсуждается версия политического убийства губернатора Евдокимова. Не по центральным телеканавам, конечно, обсуждается. Что делает версию не менее, а более убедительной. С детальной проработкой. Дескать, не случайно в марте 2002-го точно так же погиб в автокатастрофе мэр Барнаула Владимир Баварин. Дескать, все это сказки про «Тойоту» с семейством, о которую чиркнул евдокимовский «мерс», уходя в последний полет. За рулем был специально обученный агент КГБ, дети для отмазки, да и вообще «Тойота» извне управлялась, как снаряд, электромагнитными волнами. Уж больно все аккуратно сходится – за неделю до трагедии у Евдокимова отняли машину сопровождения (обиженный начальник крайУВД распорядился), а за пару дней – и личную охрану. Как бы освобождая дорогу киллерам. Что это… что это знакомое такое? Покушение на принца Вильгельма Оранского – принцу прислали ящик отравленных свечей, слуг из дома отослали, и уже крался по коридорам убийца с кинжалом, но тут в дело вмешался горбун Караколь… «Кеес - адмирал тюльпанов», книжка для детей среднего и старшего школьного возраста. Если же о гибели Баварина говорить, то трасса Барнаул – Горно-Алтайск, на которой он разбился, по бокам вся крестами шоферскими обставлена – съездите, посмотрите. Скользко там в марте, а скорости не сбавляет никто.
Еще пока не прозвучало вслух, но прозвучит наверняка: Евдокимова убрали потому, что он мог стать одним из потенциальных кандидатов на выборах-2008. Стал же губернатором? Вот и президентом мог бы.
Версия, параноидальная вполне в духе времени. Версия популярная – что свидетельствует о крайней непопулярности нынешней власти, вопреки любым соцопросам. Версия запугивающая – что позволяет достаточно достоверно определить, откуда она исходит. Не сами ли наши доблестные спецслужбы распространяют о себе зловещие слухи?
Самое главное – версия нелепая. Возьмите любую спецоперацию российских спецслужб за последние годы – убийство Зелимхана Яндарбиева в Катаре или освобождение заложников на Дубровке и в Беслане . Отличительные признаки: некомпетентность, бездарность, непрофессионализм. Эти люди не убийство за несчастный случай выдать могут, а только наоборот – несчастный случай за убийство. «Беспроигрышный ход – гордиться тем, чего следует стыдиться. На этом еще никто не спотыкался» (Оскар Уайльд).
Конечно, у Евдокимова были недоброжелатели не только в Кремле (в Кремле-то, как я подозреваю, как раз и не было), а следовательно, заказчиком мог выступить кто угодно – тот же начальник крайУВД Вальков, председатель краевого парламента Александр Назарчук, бывший губернатор Александр Суриков. Валькова и Назарчука вдова губернатора Галина просила не пускать на похороны мужа… А шесть уволенных за девять месяцев вице-губернаторов? А двадцать других ведущих специалистов краевой администрации? Как насчет лидеров местных партийных отделений и общественных организаций, как насчет глав полусотни районов и муниципальных образований края, в марте предложивших Евдокимову добровольно уйти в отставку? Вероятно, всем им адресовано обращение на сайте Евдокимова:
«Ну что же... У вас получилось... Вы убили Его...
Убивали долго, с оттяжкой, с интригами, злобой и шипением. Сегодня вы на собственных кухнях потираете руки и при этом облегченно вздыхаете, но не забываете приклеивать маску скорби, выходя из своих жилищ. Неужели хватит смелости брякать языками о сочувствии и выражать соболезнование?!
Как же вы, потея от страха, отмывать будете свои души от Его крови? Как затаптывать память о Нем? Разве смеете вы думать, что люди поверят вам, что вы не причастны к Его убийству?.. Жалкая кучка озлобленных, перепуганных и трусливых чиновников. Он был один против вас и вы, измучившись от своих неудач, просто убили его».
Отважная женщина, Ольга Трунова, писала это обращение. И все-таки – мимо цели. Евдокимова убили другие.

Смерть с отсрочкой

После смерти человека жутковато перечитывать то, что говорилось о нем при жизни. Понятно, что говорящие не знали, как оно все обернется. Потому и промахивались без промашки. Как Валерий Меладзе: «Не знаю, будет ли Евдокимов хорошим губернатором, но он погиб как артист. Долго ли он удержится на этом посту?.. Артиста убивает политика. Конечно, если он не Иосиф Давыдович Кобзон».
Кобзон во время выборов агитировал против Евдокимова, называл его решение баллотироваться в губернаторы «безумием или безответственностью». Не отставал и молочный брат Евдокимова – по Трушкину – Ян Арлазоров, не отставала и вдова Шукшина… Сейчас-то они все скорбят, вместе с Петросяном, с Дубовицкой, с Кларой Новиковой… С Путиным, заверяющим местную элиту, что покойный «искренне хотел людям добра»… С Валерием Золотухиным, который в свое время помогать «земляку» наотрез отказался – «что теперь, все, кто с Алтая, ко мне за деньгами будут бегать?»
Или такое невольное предвидение Юрия Сафронова из «Новой газеты»: «На голове Евдокимова «провокаторы» написали неприличность. Неприличность пришлось аккуратно вырвать. Теперь суровый черный плакат, приклеенный к мольберту, выглядит трагически». Написано полтора года назад.
Или вот записал Евдокимов диск со своими песнями. Песни, прямо скажем, не ахти, но от названия диска сегодня, сейчас мороз пробирает: «Отвяжись, худая жизнь».
В одном из интервью Евдокимова спросили, бывали ли в его жизни чудеса. Он вспомнил одно: как попал в автокатастрофу. «Много лет назад я на машине перевернулся. Летели мы через "голову" со скоростью 130 км в час. Под откос кувыркались страшно, непонятно было, что происходит. Думаю: "Ну все, прощайте, родные, прощайте, друзья". Машина остановилась вверх колесами, я откинул стекло, вылез, мужикам говорю: "Выходи строиться, вы чего там разлеглись?"
Потом один из служителей церкви сказал, что если бы меня в машине не было, то все бы погибли. То есть я неожиданно оказался как бы в роли ангела-хранителя. Этот священник велел пригнать машину. Я машину пригнал, и он ее святой водой окропил». Вот интересно, не тот ли самый «Мерседес».
Когда на выборы шел, оправдывался: я-де не какой-то там юморист-сатирик, у меня пять квартир и заводик водочный. Все-таки торговый институт заканчивал. В сведениях об имуществе значатся два «Мерседеса» - 380-ый и злополучный 500-ый. Несколько гектаров земли, квартиры, коттеджи, акции. И вместе с тем: "У меня сердце всегда разорвано, оно никогда не перестает болеть по тем, кто уже десяток лет не получает зарплату в селе и про которых говорят: живите подножным кормом. У меня каждый нерв оголен, ведь я, как никто, знаю, что такое быть одиноким, заброшенным. Когда в Москву переехал, то всего там нахлебался...".
В Москву Евдокимов переехал из побуждений самых чистых – из любви к искусству. В начале восьмидесятых у него уже все было – он учился в престижном институте (тогда торговые вузы были самыми престижными), возглавлял команду КВН, работал администратором в одном из самых крутых новосибирских кафе, жену-красавицу с Урала привез, где отслужил положенное… Словом, в полном шоколаде. И тут давний знакомый, поэт-писатель Шипилов Николай, пристал как банный лист: ты артист, тебе надо в Москву. А до Москвы Евдокимов раньше чуть не добрался – призывали служить за богатырство в Кремлевский полк, да по дороге подрался («Ёпрст! Больно же!») и угодил в нижнетагильский стройбат.
В общем, уговорил Шипилов. С девятью рублями и гитарой, с женой и годовалой дочкой, Евдокимов прибыл покорять столицу. Дальше – несколько лет богемной жизни (в смысле по чердакам и подвалам), жена старшим дворником, Михаил – в поисках хоть какой-то работы, смешит людей по творческим притонам, затем знакомится с Кобзоном, тот хлопочет насчет жилья, насчет прописки, затем Регина Дубовицкая, «Аншлаг», «у отца не красная, а у меня почему-то красная», «я на том конце никого не трогаю, он на этом» - всенародная любовь и признание, участие в любых больших концертах, пародии на бывшего пародиста, главные роли в кино, своя программа на телевидении – и снова жизнь состоялась.

Чудеса корявые

Программа «Аншлаг» с момента возникновения справедливо считается образцом пошлости и дурновкусия. Это ведь, в общем-то, порнография. При этом именно программа «Аншлаг» (и ее бессмертная ведущая) открыла стране Евдокимова, и столь популярной стала – благодаря ему же. Артисту самобытному, яркому, уникальному - и ни в коем случае не пошлому. Вот ведь парадокс. Зритель терпеливо сносил новые рассказы из ширинки Винокура и тетю Соню со скрежещущим голосом, потому что была надежда – покажут Евдокимова, будет смешно и тепло. А затем и Евдокимов стал приедаться. После размолвки с автором арлазоровского «мужика» и большинства «алтайских» рассказов – Анатолием Трушкиным – новых номеров у Евдокимова появлялось немного. Отсюда – бесконечные повторы, архивные записи, под соусом все той же тети Сони, тети Регины и десятка недобитых пародистов-трансвеститов (приличные люди из «Аншлага» давно ушли – тот же Трушкин, к примеру). Слепая копия никулинского «Белого попугая» - авторская программа самого Евдокимова, принцип тот же: анекдоты под пивко. Огромный, разросшийся, ветвистый рейтинг, теплоходы по Волге и Оби – и вопрос внутри: а зачем, а куда это все? Это все еще любовь к искусству или уже что-то другое? И вот это «гыгы» при одном твоем появлении – это как, нормально вообще?
Конечно, возможности уже были принципиально иные. Ему друзья дарили целые дома – и он дарил домами. Родное село Верх-Обское, которое любил по-шукшински – «просто как дурак какой-то» - буквально засыпал благодеяниями. Приходили за деньгами для больного ребенка – давал, приходили за машиной – дарил, асфальтировал улицы, помогал старикам, старухам, привозил в село юмористов, футболистов, столы накрывал на всех, в Чемале (горный Алтай) дом собирался строить специальный, как немецкий философ Ницше – для друзей. Потому что там красиво, в Чемале.
И вот на родине-то Евдокимову и сказали, что, мол, не пора ли тебе, Миша, в губернаторы. Старики сказали, по одной версии. По другой – Путин поинтересовался, во время помывки в знаменитой евдокимовской бане. Навел, так сказать, на мысль. Хотя это уже, скорее всего, пиар был. Выборы начались, правда кончилась.

Сон о двух крысах

Дальнейшее слишком известно. Кто-то очень умный решил провести эксперимент – можно ли конвертировать телерейтинг в рейтинг политический, без учета содержания этого самого телерейтинга. Оказалось – можно! Если не в первом туре, то во втором. Шутки в сторону. Политтехнологи идут. Штаб человека, которому уже лет пятнадцать как писали живые письма со всей России, сочинял письма мертвые, фальшивые – «письма поддержки» так называемые. Регистрировал кандидата Сурикова – двойника действующего губернатора. Выпускал листовки, в том числе от имени противников Евдокимова. Словом, как всегда на выборах. Весь набор. Оппоненты в долгу не оставались – избиратели наконец-то узнали, что их любимый артист – запойный алкоголик и все еще ходит в постель. Война стоила немалых денег, а деньги давали те, кто надеялся их вернуть. Поэтому после неожиданной победы Евдокимова в край съехались темные личности изо всех закутков страны. И попытались править. И получалось, как у короля Матиуша Первого из романа Януша Корчака: «Восседает Матиуш на высоком троне и от холода щелкает зубами, а министры по очереди докладывают, что происходит в государстве. Известия, как правило, малоутешительные, поэтому слушать скучно и неприятно. Министр иностранных дел сообщал, кто хочет с ними жить в мире, а кто - воевать, но говорил он так заумно и путано, что Матиуш ровным счетом ничего не понимал. Военный министр перечислял, сколько крепостей обветшало, сколько вышло пушек из строя, сколько больных солдат. Министр железных дорог доказывал, почему необходимо купить новые паровозы. Министр просвещения жаловался: дети плохо учатся, опаздывают в школу; мальчики тайком курят, вырывают страницы из тетрадок, дерутся, бьют стекла, швыряются камнями, а девочки дуются и ссорятся. Государственный казначей сердито заявлял: королевская сокровищница пуста, и не на что покупать новые паровозы и новые пушки»… Кто дальше читал сказку, тот знает, что закончилось все очень грустно. Одно дело – быть добрым человеком (тем более – добрым ребенком), и совсем другое – управлять людьми. Я бы даже сказал, что это вообще несовместимо.
За несколько недель до гибели Евдокимова его администрацию покинули наиболее одиозные фигуры – бывший вице-губернатор Краснодаркого края Баклицкий и ростовский бизнесмен Сергей Тен. Участь губернатора была предрешена – Кремль ждал только начала отопительного сезона, чтобы был удобный информационный повод для увольнения Евдокимова по профнепригодности. Уж очень на этом настаивали местные – значительная часть того самого населения Алтайского края, которое теперь скорбит по ушедшему.
Потому и отзывали машину и охрану. Чего церемониться с практически бывшим губернатором?
В последние месяцы – после двух импичментов, травли в прессе, ссоры со многими бывшими друзьями – Евдокимов стремительно терял чувство юмора. Последнее, что у него оставалось ценного. Среди недели он уезжал из Барнаула в родное село, ходил на рыбалку, пил с мужиками, пел для односельчан – но уже и петь было неохота, и он, махнув рукой, обрывал себя на полуслове. Две жизни было дано артисту Евдокимову – и обе даже слишком удались.
Утром в воскресенье 7 августа «Мерседес» шоколадного цвета под управлением Ивана Зуева на скорости около 200 километров в час летел по трассе Бийск-Барнаул в сторону деревни Полковниково, где должно было состояться очередное мероприятие с участием первого лица края. Михаил Евдокимов с женой Галиной сидели сзади. Рядом с водителем располагался телохранитель губернатора – Александр Устинов.
Ангела-хранителя в «Мерседесе» на этот раз не оказалось. Возможно, его тоже отозвали заблаговременно.

  • 1
Надеюсь, Вы где-то публикуете свои тексты. Уж очень они хороши. А чем Вам не нравились съезды народных депутатов? Если Вы уже где-то писали об этом, киньте ссылкой.

спасибо на добром слове. Конечно, публикую. Обычно внизу или вверху стоит пометка - издание и год. Была такая газета Комок, вот в ней большая часть текстов и опубликована.

А чем Вам не нравились съезды народных депутатов?

Шумно там было...

  • 1