?

Log in

No account? Create an account

hasisin


hasisin

Поразительно, насколько правым становишься с годами (с) Father Ted


Previous Entry Share Next Entry
Тостующий пьет до дна
hasisin
К дню рождения И.В. Сталина

А потом – на карьере ли, в топи ли –
Наглотавшись слезы и сырца,
Ближе к сердцу кололи мы профили,
Чтоб он слышал, как рвутся сердца.

Владимир Высоцкий

Родился товарищ Сталин 21 декабря. Официально – 1879 года, хотя сам он считал, что родился в 1878-м. Есть также параноидальная версия, согласно которой год рождения Сталина – 1870-й, то есть они ровесники с Лениным, а это многое объясняет.
Ну, как бы то ни было, родился и родился. И прожил долгую, красивую и значительную, как грузинский тост, жизнь. Хотя не очень-то жаловал товарищ Сталин Грузию. Россию больше любил. Как попал при царе в ссылку, так и полюбил Россию и ее пельмени.
Я сегодня хочу сказать тост за товарища Сталина. После победы Сталин поднял тост за русский народ, так что это вроде как ответ. Вот и не удивляйтесь некоторой вычурности.

Сталиниана и есенинщина

Если кого-то хотят похвалить, несмотря на подмоченную репутацию, обычно прибегают к такой формулировке: «он никого не оставляет равнодушным». Надо ли говорить, что обычно-то как раз оставляет… Сталин – и это удивительно – «никого не оставляет равнодушным» до сих пор. В отношении к нему преобладают эмоции. То есть сперва человек выставляет некую этическую оценку («добрый» или «злой»), а уже потом оценивает факты. В результате судить о роли личности Сталина объективно – не представляется возможным. Беспристрастная, холодная, логичная оценка этой роли будет дана тогда, когда все мы вымрем, когда на этой земле будут жить уже другие народы. Когда, короче говоря, гештальт будет завершен. Что-то очень похожее – с восприятием поэзии Сергея Есенина: пока жив хоть один русский человек, стихи Есенина будут цеплять и бередить, а не услаждать совершенством форм.
Не претендуя также на объективность, замечу, что большого русского поэта Есенина любили и любят в большинстве своем те, кто в поэзии вообще не понимает ни уха, ни рыла. Есенин им как бы заменяет собою всех остальных поэтов. И примерно та же беда со Сталиным. Несколько истерическая любовь к генералиссимусу – и до сих пор удел людей, от реального участия в жизни общества (то есть от политики как таковой) бесконечно далеких.

Улавливаете, потомки?

А как можно без истерики любить то, чего не понимаешь? И ненавидеть, кстати, тоже? Давайте честно признаемся: мы до сих пор еще не поняли, что это было за время – сталинская эпоха, какие цели преследовал сам Сталин, какие альтернативы маячили перед Россией… Но есть факты, не подлежащие сомнению. Страна стала другой. Индустриальной. Собственно, те индустриальные гиганты, которые все еще производят какой-то ВВП – это сталинское наследие. И следующий факт: каждой отдельной семье становление державы обошлось очень дорого. Я, как и вы все, не верю статистике и архивным данным. Я только знаю, что мою бабушку посадили в 1945-м (за кражу колхозной пшеницы – «колоски» пресловутые), а деда – в 1947-м. Вышел по амнистии имени Берия в 1953-м. Я намеренно не вдаюсь в подробности – за дело, не задело… Дед тоже про лагеря говорить не любит, если за что и критикует Сталина – так за коллективизацию, до которой крестьяне, по его словам, очень даже неплохо жили, года так до 1931-го. Ну, я же не буду родному деду объяснять словами одного моего знакомого, что в этом и был смысл коллективизации – создать крестьянам такие условия, чтобы они сами рванули в города, на заводы, потому что нужно было промышленность поднимать. В теории оно звучит хорошо и правильно, а на практике я этому знакомому предложил – ты сам сядешь в тюрьму хотя бы на месяц ради удвоения ВВП? Нет? Ну, а чего тогда…
И вот в тюрьме же писал Даниил Андреев: «Я работаю, чтоб улавливали потомки Шаг огромнее и могущественнее, чем людской. Чтобы в грузных, нечеловеческих интервалах Была тяжесть, как во внутренностях земли, Ход чудовищ, необъяснимых и небывалых, Из-под магмы приподнимающихся вдали… Наши судороги под расплющивающей пятою, Наши пытки и наши казни запечатлей! И свидетельство о склонившемся к нашим мукам Темном демоне, угашающем все огни, Ты преемникам - нашим детям и нашим внукам - Как чугунная усыпальница, сохрани».

Здоровое недоверие – хорошая основа для совместной работы

Автор этого афоризма – совершенно в духе Оскара Уайльда – Сталин. Мне приходилось с ним работать. Сейчас объясню.
Есть такой автор, Юрий Мухин. Автор книги «Убийство Сталина и Берия». Для Мухина Сталин – это супергерой, величайший гений всех времен и народов – ну и так далее. Но кто в окружении у супергероя? Если не считать злостно оклеветанного товарища Берия – сплошь недоумки, ничтожества, «жиды» (не в смысле национальности, а в смысле стяжательского отношения к жизни). В результате Сталин вынужден сам во все вникать, сам во всем разбираться. И в металлургии, и в языкознании, и во взрывчатке. При всей своей апологетичности, это описание довольно правдивое. Потому что я знал таких людей и работал с ними. Как правило, это люди, вышедшие из социальных низов. С богатым житейским опытом. Битые и пуганые. Когда они поднимаются вверх, они совершенно естественно выстраивают пирамиду. Как в смысле собственной карьеры – это еще называется «идти по трупам» - так и в смысле той организации работы, которая им органична. Все замыкается на одного человека. Все важные решения принимаются им. Всей информацией обладает только он. Эта информация проверяется и перепроверяется. В итоге находится единственно верное решение, которое должно быть воплощено немедленно и любой ценой, поскольку промедление смерти подобно. Режим работы всегда один – авральный. Результаты, как правило, впечатляют. Есть только один недостаток: с уходом лидера разваливается вся система.
Я вспоминаю двух своих боссов, в которых было немало Сталина. Один был русским, второй – чеченцем. Оба не были ораторами, однако говорили в полной тишине. Оба любили пошутить, однако от их шуток становилось не по себе. Они могли тебе симпатизировать, могли тебя поощрять, но стоило тебе один раз проколоться – и тебя выбрасывало из системы просто автоматически. Проколов они не прощали.
Дела у обоих идут неплохо – они где-то вверху сейчас. Не на самом, конечно, верху, но близко.
Этот тип куда более распространен, чем нам кажется. Вспомните недавний сериал «Охота на изюбря». Главный герой – это Сталин в миниатюре. И у него даже есть свой миниатюрный Берия. Прелесть в том, что создательница этих образов, и явно им симпатизирующая – либеральная журналистка Юлия Латынина. А куда деваться, с натуры же пишет. Взять другого либерала – писателя Юлия Дубова. Он и сам подчеркивал, что главные герои романа «Большая пайка» Платон и Ларри (Березовский и Патаркацишвили) – это еще и намек на Ленина и Сталина. Аналогия скандальная, щекочущая – но небеспочвенная ведь. Везде, в любых обстоятельствах, там, где дело (как бизнес, или как война, или как любовь) важнее всего остального и ИНТЕРЕСНЕЕ всего остального – там жив Сталин. А что это – остальное? А это детали чьей-то частной жизни, например. Родился, женился. Помер.

Нам так его не хватило

Нынешняя власть делает какие-то попытки показаться чем-то вроде. И людей, падких на атрибутику, может даже обмануть. Недаром же газетчики-иностранцы («засранцы», как с лукавой усмешкой приговаривал Сталин) все настойчивее говорят о «возвращении сталинского режима» в Россию. Представляю, как приятно это читать нынешним кремлевским горцам – карликам в папахах. Недаром, выходит, учились цедить слова и щурить рыбьи глаза. К сожалению, этим сходство исчерпывается. Или к счастью. Трудно сказать.
В тот день, когда мы все получим ясный и недвусмысленный приказ – как граждане России – и не сможем уклониться от его исполнения, я пойму: кто-то из моих бывших боссов поднялся-таки на самый верх.
Ваше здоровье, товарищ Сталин.

2005



это типа достал из архивов по случаю дня смерти.
сила ночи сила дня - одинакова хуйня.

апд: про карликов без намеков.